А женщина в Сибири не раба мужчине!

25 декабря 2008

Доктор исторических наук, профессор Алтайского государственного университета Юрий ГОНЧАРОВ исследует семейные традиции горожан Алтая второй половины ХIХ - начала ХХ веков. В сегодняшней «Алтайской правде» опубликованы некоторые его материалы.

АДЮЛЬТЕР УГОЛОВНО НАКАЗУЕМ

В дореволюционной России отношения внутри семьи регулировались законом. В соответствии с ним женщина находилась в зависимом от мужчины положении. При выходе замуж она принимала звание и сословное положение мужа и была обязана по закону "повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви, почтении и неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность как хозяину дома".

Вплоть до 1917 года адюльтер (прелюбодеяние, супружеская измена), неуважение к родителям, злоупотребление родительской властью и некоторые другие проступки рассматривались как уголовные преступления, то есть как действия против общества и общественного порядка, а не как частные дела. Нарушение супружеской верности, к примеру, могло повлечь тюремное заключение. Впрочем, в России, как известно, "строгость закона компенсируется его неисполнением". И все же подобные явления как минимум осуждались обществом.

По меткому выражению Виктора Гюго, семья - это кристалл общества.

Среди провинциальных горожан - купцов, ремесленников, мещан и крестьян, постоянно проживавших в городах, вплоть до второй половины XIX века преобладали патриархально-авторитарные отношения. Глава семьи - "начальник семейства", как он назывался по закону, пользовался среди домочадцев практически неограниченной властью, распоряжался единолично семейным имуществом и личной судьбой каждого из них. Его распоряжения должны были выполняться беспрекословно, к непослушным и провинившимся применялись наказания, в том числе в обычае была и физическая расправа.

Зависимому положению женщины во многом способствовало признание единственной формы брака - церковного. А по нему супруга обязана была всюду следовать за своим мужем, к этому ее также мог понудить и суд. Даже для получения ею паспорта требовалось разрешение супруга.

Современники, однако, отмечали, что сибирячки отличались от женщин центральной части России чертами характера и поведением. Жительницы Сибири были более энергичными, активными, предприимчивыми, самостоятельными. "Женщина в Сибири не раба мужчины, - писал тюменский купец Николай Чукмалдин о сибирячках, - она ему товарищ. Умер муж - не погиб промысел, мужем заведенный. Жена-вдова ведет его дальше, с той же энергией и знаниями, какие присущи мужу".

НАДЕЖНЫЙ ТАНДЕМ

Подавляющее большинство горожан вступало в брак. Никогда не женились, не выходили замуж лишь пять-семь процентов взрослого населения. Девушки выходили замуж в то время очень рано, нередко в возрасте 17-18 лет, частенько встречались и 15-16-летние невесты. Столь ранние замужества не считались чем-то из ряда вон выходящим.

Средний возраст женщин, вступавших в первый брак в городах Сибири, был 21-22 года, у мужчин - 25-26 лет. Большинство браков заключалось в промежутке от 18 до 25 лет. Второй брачный пик приходился на 30-32 (повторные браки, которые заключались после смерти одного из супругов). При этом для мужчины и после 40 лет вероятность заключения брака оставалась высокой, а вот для старых дев в возрасте 30-35 лет становилась ничтожной.

Молодые нередко вступали в брак не по любви, а по родительской воле в интересах семьи, ибо женитьба - замужество рассматривались как нечто подобное имущественной сделке.

Как правило, браки заключались между людьми одного круга. Для купцов, например, женитьба на купеческой дочке была верным способом укрепить связи с важным торговым партнером, увеличить свой капитал за счет приданого, повысить репутацию. Неслучайно многие купеческие семьи Барнаула, Бийска, Колывани, Томска состояли друг с другом в родстве.

Браки "самокруткой", то есть по личной договоренности жениха и невесты, без предварительного на то согласия родителей, встречались редко, общественное мнение считало их противозаконными и безнравственными.

Свадьбы обычно игрались в период от Рождества до Масленицы. Большая часть браков приходилась на январь-февраль (до половины в году), незначительное число - на лето, особенно на июнь и август. И никогда - в марте. Православная церковь не венчала новобрачных во время четырех многодневных постов: Великого (48 дней перед Пасхой, и почти всегда включала март), Петрова (20 дней в мае-июне), Успенского (1-14 августа) и Рождественского (15 ноября - 24 декабря). Действовал религиозный запрет и на браки между Рождеством и Крещением (25 декабря - 6 января), во все дни Масленицы - недели перед Великим постом и в Пасхальную неделю, а также в кануны и в самые дни церковных и государственных праздников, накануне среды, пятницы и воскресенья в течение всего года.

Чаще всего мужья были старше жен. Наибольшая разница в возрасте была характерна для дворян и чиновников - 8-10 лет, военных - 7-10 и купцов - 5-9 лет.

Неравными считались супружеские пары, в которых мужчина старше жены на 10 лет и более. Например, барнаульский купец Хомутов был старше своей жены на 18 лет, а бийский купец Соколов - даже на 28.

СЕМЕРО ПО ЛАВКАМ

Средняя семья горожан насчитывала четыре-пять человек, в то время как в сельской местности - пять-шесть. Кроме родственников, с семьей могли жить прислуга, приживалки и другие.

Во второй половине XIX века большими были семьи купцов - в среднем шесть-семь человек, но встречались и по десять-двенадцать душ. Немного уступали им крестьяне, проживавшие в городах, и мещане. Семьи духовных, военных (солдат), дворян и чиновников чаще состояли из трех-четырех человек. Самыми детородными (до двадцати - тридцати человек) были старообрядцы, представлявшие собой самодостаточную общность с замкнутым образом жизни.

Но уже к рубежу XIX-XX веков большие семьи со сложной структурой в городах становятся редкостью.

Сибирские горожане вплоть до начала XX века в детях видели продолжателей рода и опору в старости. При этом по правовым нормам родители были обязаны заботиться о здоровье и нравственности детей. Воспитание и образование чада получали главным образом дома, и когда вырастали, как правило, занимались тем же делом, что и их родители. Образованность ограничивалась в большинстве случаев элементарной грамотностью, но с каждым поколением уровень повышался. Многие барнаульцы, особенно купцы, зачастую сами неграмотные, активно поддерживали развитие образования, жертвовали на школы, были попечителями учебных заведений.

Забота о здоровье детей лежала на матери, которая также должна была следить, чтобы дети были обуты, одеты, накормлены. В обязанности отца входило религиозно-нравственное наставление детей, в основном же он был связан с сыновьями в рамках семейного "дела".

ДАМА КРОЕТ КОРОЛЯ

Семейный досуг вплоть до конца XIX века был достаточно традиционным. Провинциальные города были небогаты развлечениями.

Современники отмечали: "При пустоте общественной жизни карты были всеобщим развлечением". У сибирского купечества картежная игра была главным времяпрепровождением даже во время семейных праздников: именин, крестин и так далее: "С 12 часов дня съезжаются поздравлять. Гостям подают чай, просят закусить и, конечно, прежде всего выпить. А тут уже приготовлены раскинутые с зеленым, а в некоторых домах и черным сукном ломберные столы, на которых лежат по колоде карт, щетки, мелки и пепельницы".

Но представление о купце как о гуляке и картежнике было бы неверным. Купцы, чрезмерно увлекавшиеся бутылкой и ломберными столами, быстро разорялись и выбывали из сословия. В документах того времени нередко указывается, что наиболее именитые, богатые торговцы вели скромный образ жизни. Кроме того, старообрядцы, которых было немало среди алтайских купцов, и в семейном, и в общественном быту придерживались весьма жестких правил.

Судя по ряду свидетельств, во многих купеческих домах в начале XX века, даже в небольших сибирских городках или крупных торговых селах, вели вполне светский образ жизни.

По воспоминаниям Агнессы Всеволодовны, внучки крупного барнаульского купца-миллионера Адриана Винокурова, в их домах в Камне-на-Оби (в то время еще не город, а село Барнаульского уезда) нередко проходили семейные вечера, во время которых женщины играли на фортепиано, сын Василий Адрианович любил вслух читать Чехова, и все его слушали с большим удовольствием. Винокуровы имели хорошую библиотеку, в которой были и энциклопедии, в том числе детская. Дети учили французский язык, для них в этой семье выписывали специальные журналы.

О благополучной семейной жизни говорили также веселые и шумные семейные праздники, которых было довольно много: дни рождения, крестины, именины, новоселье, сватовство, свадьбы. На них обязательно устраивались гулянья. Большим семейным событием считалась закладка нового дома, и его старались отпраздновать по-особому: начинали с молитвы и освящения святой водой земли и только потом закладывали фундамент. Устраивалось угощение для всех хороших знакомых и родных.

Но постепенно старые патриархальные традиции уходили в прошлое. Наиболее существенные изменения происходили в семьях городских рабочих. Низкая оплата труда, плохие жилищные условия, невысокий уровень образования и культуры негативно действовали на пролетарскую семью: "Нравы городских фабричных рабочих были гораздо свободнее, но не чище крестьянских. Жилищная скученность, бедность, усугублявшаяся пьянством, оставляли мало возможностей для счастливой и стабильной брачной жизни".

Постепенно возникала новая экономическая основа рабочей семьи, в которой были вынуждены работать женщины и дети. Новые условия формировали иной тип семейных отношений, отличавшихся большим равноправием.

Известный социолог Питирим Сорокин отмечал изменения в экономике семьи в России конца XIX - начала XX веков: "Семья распадается как хозяйственное целое. До сих пор, наряду с другими задачами, она выполняла и хозяйственные функции. С развитием капитализма ее хозяйственные функции сокращались. Семья теперь уже не приготовляет сама в городе громадных запасов мяса, солений, варений, муки, не ткет сама ткани для одежды и белья, не выделывает ни ковров, ни других предметов украшения и хозяйства. Зачем? - когда все это легко и свободно можно получить в магазинах и на рынке".

Подготовил к печати Анатолий МУРАВЛЕВ.

Версия для печати
поделиться