Журнал «Эксперт Сибирь» опубликовал 5-й рейтинг привлекательности вузов для абитуриентов

7 сентября 2015 Отдел по связям с общественностью
Журнал «Эксперт Сибирь» в № 36 опубликовал статью, в которой проанализировал итоги приемной кампании 2015 года и составил «субъективный» рейтинг привлекательности сибирских вузов для абитуриентов.

Конкуренция между региональными университетами выходит на финишную прямую — на горизонте пятилетки аутсайдеры этой гонки рискуют потерять самостоятельность и бюджетное финансирование. Если анализировать интерес абитуриентов, то победители уже известны.

«В ближайшее время мы объявим о начале программы формирования так называемых региональных опорных вузов. Сейчас 20–25 региональных вузов уже обратились в министерство с просьбой объединить их. Будем рассматривать предложения и от вузов, которые принадлежат разным ведомствам и другим отраслям», — заявил в конце июня министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

То есть Рубикон уже практически перейден. Правда, до этого берега пока добрались не все. Кое-какие из университетов не знают, что нужно куда-то идти, а кто-то и вовсе считает, что «Рубикон» — это нечто из серии мифов.

Мы в очередной раз предлагаем одну из методик изучения состояния сибирского высшего образования — анализ предпочтений абитуриентов. В этом году список исследования несколько расширился, что позволило оценить потенциал не только традиционных лидеров высшей школы вроде федерального и национальных исследовательских университетов, но и технические, строительные и экономические вузы. И результаты оказались весьма интересными.

Абитуриент всегда прав

Нынешнее исследование абитуриентов ведущих вузов Сибири — пятое, юбилейное. Причем данные по ряду ключевых вузов собраны аж с 2007 года. Таким образом, в нашем распоряжении массив данных за самое разное время, включая «тучные» годы, кризис, восстановление экономики, превышение (правда, временное) рождаемости над смертностью, снова стагнацию, дорогую и дешевую нефть и так далее. Едва ли в Сибири (наверное, как и в России в целом) найдется столь стабильный региональный исследовательский проект, который проводит СМИ.

Заголовки исследований прошлых лет говорят сами за себя. Первое, за 2011 год — «Западный вектор». В нем говорилось о том, что абитуриенты из Восточной Сибири стремительно едут на Запад — в Красноярск, Томск и Новосибирск. Второе, за 2012 год, озаглавлено «Эйфория заканчивается» — оно было о том, что динамика обвальной миграции в западном направлении приостановилась. Одно из самых точных определений было дано тексту 2014 года — «Время пылесосов». В нем говорилось о том, что прежние авторитеты больше не работают, и абитуриенты выбирают университет по критерию имиджа и системной политики продвижения. Так появляются «выскочки» — например, Алтайский госуниверситет, который буквально за пару лет стал значимым центром притяжения для абитуриентов из стран ШОС и соседних регионов Сибири.

Обзор этого года можно назвать «Бюджет — это зло». И все дело в нашей методике. Она осталась прежней: мы предлагаем рейтинг университетов Сибири по критерию выбора абитуриентов из соседних регионов и иностранных государств. Наш рейтинг — максимально «рыночный». Если на рынке (а высшее образование — это давно не социальная услуга государства, а рынок) все решает потребитель, то почему бы не «завязать» всю систему рейтингования на выбор абитуриента? Действительно, чем больше в тот или иной вуз поступает выпускников из других регионов, тем этот вуз субъективно лучше остальных. «Субъективно» — это значит, мы не беремся судить о том, хорошие ли там профессора, как интенсивно там занимаются наукой и прочее. Мы лишь утверждаем, что ради этого университета родители готовы оплачивать содержание ребенка в чужом городе, совершать поездки за тысячи километров, а сами дети — отрываться от родительского очага, менять привычный образ жизни и круг знакомых. Значит, они уверены, что эта овчинка стоит выделки — что в конечном счете этот вуз сможет обеспечить им достойную жизнь в дальнейшем. Все остальное — частности.

Больше и лучше

Поэтому критериев оценки всего три. Первый — количество на бюджет бакалавров и специалистов (данная цифра — едва ли не самая стабильная в приемной кампании). Второй — количество принятых в университет иногородних (из других регионов) и зарубежных абитуриентов. И третий — средний балл ЕГЭ. Последнее важно, чтобы понять, не заманивает ли вуз неким «демпингом», снижая пороги поступления. С этими цифрами в нашем рейтинге происходит следующее. Мы взвешиваем показатель приема иностранных и иногородних студентов по уровню приема бакалавров, а затем умножаем получившийся показатель на средний балл ЕГЭ в данном университете. В итоге получается некий условный «Индекс привлекательности вуза для абитуриентов».

Традиционно мы брали с десяток университетов, которые полагали априори лучшими в Сибири. Это были Сибирский федеральный университет (СФУ), четыре национальных исследовательских — ТГУ, ТПУ, ИркГТУ и НГУ, а также ведущие классические — ОмГУ, КемГУ, АлтГУ, ИрГУ. Первое время данными делились все, затем кто-то стал обижаться на низкие строчки в рейтингах и отказывался обнародовать данные.

Однако с самого начала было понятно, что потоки абитуриентов в города формируют не только классические университеты. Традиционная гамма такова: технический, медицинский, педагогический университеты, где-то — аграрный, экономический, строительный. Однако охватить эти вузы мониторингом не всегда удается и министерству образования, и уж тем более не собрать данные для рейтинга волею регио¬нального СМИ.

В нынешнем году эта проблема была решена так. Мы взяли «Национальный рейтинг университетов» и выделили в нем сибирские вузы, находящиеся в первой сотне. Их всего 17, и в этот список входят все перечисленные университеты из предыдущего исследования, а также те самые участники, которых нам так не хватало раньше. Например, Новосибирский технический университет, Томский университет систем управления и радиоэлектроники, Томский архитектурно-строительный университет и так далее. На запросы ответили не все. Так, проигнорировали наши письма Хакасский государственный университет, Омский госуниверситет (традиционно из-за обиды на низкие строчки рейтинга), слишком поздно прислал данные КемГУ (справедливости ради отметим, что в прошлом году они подготовили данные едва ли не за одну ночь), ИркГУ, ТПУ (что удивительно), СибГМУ (Томск) и СибГАУ (Красноярск). Однако итоговый список получился все равно шире предыдущего, а потому, думается, он несколько полнее представляет миграционную карту абитуриентов в Сибири.

Положительная динамика

Прежде чем дать описание сводному рейтингу университетов, остановимся на некоторых трендах этого года. Как всегда, приемная кампания прошла не без новшеств — был реализован принцип «80:20», в системе ЕГЭ было введено понятие «базового уровня» сдачи предмета, что, впрочем, не помогло — местами почти половина абитуриентов провалила даже базовый экзамен по математике, изрядно сократив рынок по целому ряду специальностей. Впрочем, есть и положительные моменты. Например, в прошлом году в ведущие вузы Сибири можно было поступить на некоторые направления, набрав, в среднем, 35–40 баллов в ЕГЭ. Это уровень нетвердой «тройки», который явно не красил те же национальные исследовательские университеты. В этом году ситуация поменялась. Специальность с самым низким средним баллом ЕГЭ из опрошенных нами университетов — в Алтайском государственном техническом университете. На «Продукты питания животного происхождения» здесь можно было поступить с 48 баллами.

С другой стороны, ничего не поменялось в самых популярных специальностях, на которых конкурс (и средний бал ЕГЭ) был одним из самых высоких в Сибири (см. график 2). В этом списке дважды встречается лингвистика (в НГУ и НГТУ), журналистика (АлтГУ), а на вершине рейтинга — «Перевод и переводоведение (английский язык» в Томском госуниверситете — аж 92 балла. Тенденция интересная — по сути, самыми популярными специальностями в Сибири стали те, которые так или иначе связаны с языковой коммуникацией.

Еще одна позитивная тенденция — в сибирских вузах растет количество студентов из Казахстана. Например, НГТУ, который попал в наше исследование в этом году впервые, с 2013 по 2015 год количество принятых на первый курс граждан этой страны повысилось кратно — с 14 до 75 человек. В ОмГТУ в этом году из 863 иностранных студентов 856 — граждане Казахстана (что понятно в силу традиционных связей Омска со своим южным соседом). В этом же ключе уже который год развивается Алтайский госуниверситет. В этом году кейс АлтГУ выглядит не очень ярко — рост количества студентов из Казахстана и других стран ШОС приостановился, но стабильные две с половиной сотни студентов из-за рубежа Алтайский госуниверситет снова набрал. И это вуз, который еще пару лет назад считался исключительно региональным. Это отличный пример, как грамотное позиционирование университета как центрального связующего звена между Россией и Азией (более узко — между странами ШОС) позволяет получать реальный ресурс в виде абитуриентов.

И еще один кейс традиционный — СФУ. В этом году Сибирский федеральный университет снова удивляет. Посмотрите на график 3, чтобы понять, насколько безоговорочна его очередная победа над всеми университетами Восточной Сибири. В прошлом году в СФУ из Иркутской области и так поступило около 800 человек — что сопоставимо с бюджетным набором в старейший вуз Восточной Сибири — Иркутский госуниверситет. И это казалось потолком — в самом деле, куда уж больше? Оказалось, больше может быть. В этом году набор из Иркутской области (кстати, ровно как и из Хакасии) увеличился в два раза. Еще раз прописью — в два раза. И в этом году количество абитуриентов из Иркутской области в СФУ уже сопоставимо с бюджетным набором одного из крупнейших тамошних вузов — Иркутского технического университета. Иркутск потерял более полутора тысяч молодых людей, многие из которых не вернутся туда после обучения.

И еще один интересный момент из кейса СФУ — впервые на третье место среди регионов-доноров здесь попала Кемеровская область (более 500 абитуриентов), обогнав традиционные для СФУ Бурятию и Якутию. Это важный звоночек для вузов Западной Сибири. Да, они могут кичиться высокими строчками в рейтингах (в том числе, мировых), но абитуриенты упрямо игнорируют рейтинги в погоне за ярким имиджем и громким названием. В несколько критическом восприятии это звучит так.

«Следует отметить инфантильность поступающих: абитуриенты во многом, выбирая свое будущее, ориентируются на красивую картинку либо на мнение родителей. Мало кто из нынешних выпускников твердо уверен, кем он хочет стать в будущем, какое образование необходимо получить для этого. Поэтому во многом качество сервиса при приеме заявлений и качество агитационного материала определяет, каков будет выбор поступающего. В то же время для родителей важна репутация вуза, выпускающей кафедры, преподавательский состав, возможность ознакомиться с учебными планами», — констатирует проректор по стратегическому развитию и международной деятельности АлтГТУ Андрей Марков.

Наконец, еще один положительный момент, как ни странно — кризис. Абитуриенты и их родители хотят синицу в руках.

«На отток успешных выпускников школ из региона в московские и питерские вузы повлиял экономический кризис. Например, на специальность самолето-вертолетостроение поступила братчанка-отличница Анастасия Красильникова. С 261 баллом ЕГЭ — 100 баллов по русскому языку — ее с удовольствием принял бы любой гуманитарный вуз страны, но девушка решила освоить сложную инженерную специальность, стать авиастроителем», — рассказывает ответственный секретарь Центральной приемной комиссии Иркутского технического университета Елена Можаева.

Бюджет — зло

А теперь — собственно, к рейтингу. В этом году он получился необычный. Методика его составления описана выше, она была успешно опробована дважды — в 2013 и 2014 годах. Но оказалось, что включение в рейтинг вузов типа ТГАСУ, ТУСУРа, НГУЭУ перемешивает нам все карты. Посмотрите на методику и итоговый рейтинг. Первое место — Томский госуниверситет. Это и понятно, и ожидаемо. Возможно, если бы данные предоставил еще и Томский политех, первое место было бы занято им. Но второе место — Новосибирский госуниверситет экономики и управления (НГУЭУ). Третье — Томский университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). Четвертое — Томский архитектурно-строительный университет (ТГАСУ). Пятое место — СФУ. А, например, НГУ — только на девятом. Этот рейтинг не совпадает с привычным нам распределением университетов. Тот же НГУЭУ в «Национальном рейтинге университетов» располагается ближе к концу первой сотни в России и на 14 месте в Сибири. ТУСУР — 49 место в России и 7 — в Сибири, ТГАСУ — 98–99 место в России и 17 — в Сибири.

Эта странность объясняется просто. Говоря сухим языком — такова методология составления. Или, другими словами, он «коммерческий», то есть учитывает один фактор — популярность университета на рынке. Особенность методики в том, что количество принятых на первый курс иногородних и иностранных студентов мы взвешиваем на количество принятых на «бюджет» бакалавров. А во всех вузах, которые вышли в топ-5 нашего рейтинга (за исключением традиционного ТГУ), бюджетный набор минимальный. Например, в НГУЭУ из порядка 900 абитуриентов, принятых на первый курс только порядка 350 — бюджетники. Аналогично — в ТУСУРе и ТГАСУ. А когда в знаменателе оказывается минимальная цифра, результат деления, естественно, растет. Более того, почти во всех этих вузах количество принятых на первый курс иногородних и иностранных студентов больше (!), чем количество бюджетных мест для первокурсников. Поэтому результат деления получается больше, чем единица, а в совокупности с довольно высокими средними баллами ЕГЭ (в НГУЭУ — 74, в ТУСУР — 72,4 и так далее) итоговый результат получается весьма существенным.

В этом смысле для нашего рейтинга бюджетный набор — это зло. Те же НГУ или ИРНИТУ, ровно как и СФУ набирают очень много иностранных и иногородних студентов. Но у них высокий уровень бюджетного набора (это вам не экономика и юриспруденция вкупе с архитектурой и инноватикой, а физика и химия), а потому место в рейтинге — ниже.

Правильно это или нет? Да, если мы говорим, что наш рейтинг — рыночный. Набрать абитуриентов на «бюджет» не проблема — это скажет вам любая приемная комиссия (за исключением тех, которые работают с совсем уж непопулярными специальностями). Набрать на «коммерцию» априори сложнее. Тут абитуриент и его родители рискуют уже не абстрактным «бюджетным местом», а своими собственными деньгами, которые, как известно, всегда дороже, чем бюджетные. Поэтому, если названные вузы могут набирать «коммерческих» студентов больше, чем «бюджетных», то как субъекты рыночных отношений они состоялись. Остальное — вопросы личной оценки комментаторов.

И в конце — про «опорные университеты». Представляется, что ключ к изменению университетов в этом направлении — их собственное мировосприятие.

«Современный университет должен быть сосредоточением неких идей. В западном варианте университет — это то место, где зарождается все самое новое, модное, креативное, а дальше это уходит в бизнес, общество, — говорит и.о. проректора по стратегическому развитию и внешним связям НГУЭУ Павел Новгородов. — Мне близка идея, что идеальный университет — такой общественный институт, который генерирует новаторские идеи и подходы, является законодателем мод в той сфере. Надо стремиться стать разработчиками, генераторами инструментов, теорий, а не "покупателями". Субъектами изменений, а не объектами».

Словом, мяч на стороне университетов. Пока еще на их стороне.

Версия для печати
поделиться