ТАСС рассказал о работе питомника редких птиц АлтГУ

26 июля 2017 Управление информации и медиакоммуникаций
О том, как орнитологи Алтайского государственного университета выводят и ставят на крыло редких хищных птиц – балобанов, сапсанов, кречетов – рассказали в своем материале корреспондент ТАСС Ксения Шубина и фотограф Кирилл Кухмарь.

Питомник редких птиц Алтайского госуниверситета «Алтай-Фалькон» в пригороде Барнаула – один из крупнейших в России центров по разведению краснокнижных соколов сапсанов и балобанов. С 1991 года отсюда выпустили в дикую природу около 400 птиц, рожденных в неволе. Это не считая тех, что привозят сюда на реабилитацию после конфискации у браконьеров. Незаконный отлов хищных птиц привел к сокращению популяции – в начале 1990-х годов на Алтае в среднем в год отлавливали до тысячи особей. Сохраняют здесь не только уникальных пернатых, но и искусство охоты с хищными птицами.

Все из детства

«Использовать животных, в частности соколов, начали еще до того, как появились луки, ружья. У многих народов это передается от отца к сыну или от деда к внуку. На Руси многие занимались соколиной охотой, но, как правило, все-таки это была прерогатива знатных, богатых людей. Те, кто победнее, занимались с ястребами», – рассказывает заведующий лабораторией питомника Алтайского госуниверситета и одновременно его директор Виктор Плотников.

У самого Плотникова любовь к птицам давняя – рассказывает, что еще в детстве выносил пустельгу. Процесс воспитания называется «вынашивание», потому что тренировать их начинают с ношения на руке, приучают птицу сидеть на специальной перчатке, которая защищает от когтей.

«Все из детства пошло, как все наши увлечения. Сколько птиц выучил – не помню. Бывает, что в один год по две птицы вынашиваешь, а бывает, что не берешь, есть другие дела. Учились по специальной литературе – ее мало, конечно, методом проб и ошибок. Для занятий соколиной охотой нужно много времени, желания, знаний. Мы самоучки в большей степени», – поясняет руководитель питомника.

Про птицу забывать нельзя

В «Алтай-Фальконе» в основном обучают соколов и ястребов. Когда у птицы полностью сформируется оперение, начинают обучение. Первые сутки ее обычно не снимают с руки, не дают спать. Естественно, учитель и сам не спит. Через сутки ее можно попытаться покормить – несколько дней птица может отказываться от еды.

«Она пытается слететь – ее сажают обратно. Потом параллельно ее приучают к клобучку (шапочка, которая закрывает соколу глаза. – прим. ТАСС): надевают – снимают, чтобы он привык», – поясняет Плотников.

Клобучок нужен, чтобы птица спокойнее переносила переезды в охотничьи угодья, не бросалась на домашних животных. Как только птица хорошо сидит на руке, начинает есть, начинается следующий этап – хождение на руку.

«Птицу ссаживают с перчатки на пенек или на землю, остается должник – веревочка, которой он привязан. В руке держат кусочек мяса и манят сокола. Первый раз он осторожно перешагивает на перчатку, потом перелетает. Потом, когда уже хорошо летает на расстояние должника, его увеличивают до 30 метров», – рассказывает специалист.

Когда птица начинает летать и возвращаться к охотнику с 30 метров, ее подманивают вобилом – искусственной добычей. К вобилу подвязывается кусочек мяса – птица должна пытаться есть с него, а потом его отдергивают, чтобы она за ним гонялась.

«Потом ее отпускают без веревки. Иногда цепляют колокольчики, иногда трансмиттер – передатчик, либо на хвост, либо на лапу. Проходит тренировка ежедневно – соколу нужно хотя бы один час уделять каждый день. Если оружейный охотник пришел с охоты, положил ружье в сейф и забыл – про птицу никогда нельзя забывать. Желательно кормить с руки – они быстро забывают», – рассказывает  руководитель питомника.

Прима и вторая

Плотников говорит, что ему нравится заниматься и с соколами, и с ястребами, однако считает, что ястребы более разумны.

«У меня была птица, ей 10 лет, выращивает птенцов сейчас, – рассказывает Плотников. – Ее кличка – Втора, от слова "второй". Второй я ее назвал, потому что у нее была сестра, которую я звал Примой. Была удивительно хорошая птица, работала безукоризненно, но как-то в осенний день высоко поднялась, а я вобило не сразу вытащил, ветерок подул – и она ушла. Прима».

«Прима. Я вот думаю – почему она ушла? Потому что она себя считала первой, а надо – чтобы меня. Поэтому вторую назвал Второй».

Очень большая часть тех птиц, с которыми занимаются соколятники и ястребятники, – около 90% в итоге улетает во время тренировки. О них жалеют и о них вспоминают с грустью, но за судьбу не беспокоятся. Как правило, эти птицы хорошо умеют охотиться и хорошо выживают. Оставшихся продолжают обучать и восстанавливать с их помощью популяцию.

Детсад для соколов

Этой весной в питомнике появилось около 80 птенцов соколов. Уже давно их выводит инкубатор, который стоит у Плотникова дома. Птицы могут делать это сами, но в марте, когда яйца появляются, еще холодно и есть опасность, что они замерзнут, так что их у соколов изымают. Дальше птицы сидят либо на темных куриных яйцах – они похожи на родные, либо на муляжах.

«Птенцы рождаются, и первую неделю – десять дней я кормлю их с ложечки. Потом птенцов привозим и подсаживаем под родителей. Как правило, хорошо принимают: они-то думают, что они насиживают. Когда птенцы подращенные, выживаемость гораздо больше. Зависит это и от погоды, и от кормов. Бывали годы, когда до 30 птенцов погибали», – рассказывает ученый.

Подращенные родителями соколы попадают в облетный вольер с высотой потолка более пяти метров. Там они встают на крыло, тренируются, учатся летать. А дальше – или наука, или возврат в дикую природу.

Быстрые и ценные

По словам Плотникова, каждый человек должен сам вынашивать своего сокола. Если какой-то сокольник допустил ошибку, то переучивать птицу потом очень сложно. Но есть и исключения – например, в «Алтай-Фальконе» АлтГУ готовили соколов по просьбе представителей главы Чечни Рамзана Кадырова. Алтайские соколы «долетают» и до Арабских Эмиратов – правда, отправляют их неподготовленными: у арабских шейхов, больших любителей охоты с хищными птицами, есть люди, которые специально занимаются вынашиванием.

«У них в охоте своя специфика, мне не нравится. Они часто охотятся из джипов на дрофу-красотку: приезжают шейхи и выпускают соколов прямо из машины и тот за ней гоняется – это не очень красиво. Арабы предпочитают покупать крупных соколов, самок, но любимая у них птица – кречет, балобан», – поясняет Плотников.

В последние годы, как рассказывает руководитель питомника, в восточных странах стали охотиться меньше: из-за войн осталось мало угодий в Афганистане, Пакистане и еще ряде стран. В то же время стали популярны другие развлечения: соревнования с соколами за ценные призы. У сапсана, например, зарегистрирован рекорд при пикировке на добычу – 350 км/ч, а по прямой он летит со скоростью 100 км/ч.

«Бывают очень большие призы – владельцу птицы могут, допустим, новый Land Сruiser подарить. Мне сказали, что в прошлом году птица из "Алтай-Фалькона" победила на соревнованиях в Эмиратах. Владелец птицы получил автомобиль, и вроде какой-то очень богатый шейх за миллион долларов купил эту птицу. Но, возможно, это легенда – слишком уж большая сумма», – смеется руководитель питомника.

В 20 раз меньше гнезд

О реальной стоимости пернатых охотников сотрудники питомника говорят с большой неохотой: да, продажи есть, но продаем не сами, а через перекупщиков, для которых оформляют официальные документы и разрешения. В «Алтай-Фальконе» подчеркивают, что это далеко не основная задача центра. Особая ценность соколов сыграла с птицами злую шутку.

«Когда в 90-е журналисты начали баснословные суммы озвучивать, когда с зарплатами было плохо, многие думали: «Ничего себе, он стоит тысячи долларов, чего я буду работать – поймаю и решу все финансовые вопросы». Мало того что повылавливали соколов – многие же не понимают, и других хищных птиц начали ловить. А в итоге численность балобана сократилась – во всем мире не более трех тысяч сейчас в общей сложности», – рассказывает Плотников.

Из-за активности человека остается все меньше мест, где соколы могут селиться. В 1991 году, когда питомник получил разрешение на изъятие птиц из природы в Кош-Агачском районе Республики Алтай, там насчитали более 20 гнезд. Недавно один из сотрудников побывал там – на точках, где забирали птенцов, осталось лишь одно гнездо. Поэтому главная задача ученых питомника АлтГУ «Алтай-Фалькон» – выращивать птиц и пополнять природную популяцию соколов, стараясь восстановить баланс, нарушенный человеком.

фото Кирилла Кухмаря с сайта tass.ru

Версия для печати
поделиться