А.И. Галочкин: «Получена ЭВМ третьего поколения...»

В очередной раз, после долгой разлуки, мы встретились в Министерстве национальностей, где стали работать мои друзья. Был конец рабочего дня, но расходиться ни у кого не было желания. В небольшом, но уютном кафе, что на Смоленском бульваре, попивая хрустящее пиво, мы продолжили наш разговор о том времени и людях, которые подавляющему большинству нынешних преподавателей и сотрудников нашего университета неизвестны.

Память Евгения Павловича Городничева, в те годы главного специалиста управления университетов, экономических и юридических вузов и куратора Алтайского университета, и Олега Иосифовича Прудникова, начальника отдела оперативного управления НИОКР вузов хозрасчетного научного объединения Минвуза РСФСР, сохранила напряженный ритм работы тех лет. Ритм, который задавали представители ректоратов молодых университетов Сибири. Задавали с одной целью: добыть в Минвузе для своих вузов деньги, штаты и оборудование (сейчас этот треугольник стал равносторонним: во всех его вершинах только деньги). Без преувеличения могу сказать, что за многие годы общения с людьми из нашего министерства я не помню ни одного случая отказа от многочисленных просьб ректората. С каким бы предложением или просьбой ни приходилось обращаться в Минвуз, всегда находились пути их решения.

А ведь вопросов было очень много, еще больше было проблем. Назову только часть из них, те, с которыми приходилось обращаться в Министерство: вычислительный центр, редакционно-издательский отдел, типография, ботанический сад, зоомузей, патентно-информационный отдел, библиотека, межфакультетская лаборатория физики и химии порошковых покрытий, учебно-производственные мастерские, аспирантура, выставка импортного оборудования фирмы «Интермед» и еще множество мелких вопросов, с которыми постоянно обращался ректорат в отделы и управления Минвуза. И если вспомнить, что все материалы, оборудование, финансовое обеспечение, штаты и т. д. – все это было строго фондируемым, то вклад работников Минвуза в становление и развитие университета был во многих случаях определяющим.

Подавляющее большинство работников министерства, может быть, в душе не всегда однозначно воспринимали открытие в стране большой группы университетов, но, обладая высоким чувством ответственности и сознавая свою персональную причастность к становлению молодых вузов, делали все возможное, а нередко и невозможное.

В.Л. Усачев, Л.А. Серафимов, Е.П. Городничев, В.Т. Ануфренчук, В.И. Васильковский, Е.Н. Геворкян, О.И. Прудников, Г.А. Шведова, Т.И. Крапчатова, Н.С. Лебедев, А.Т. Петров, А.Н.Кузьменко, В.Б. Пилиневич, В.И. Игнатов, Л.С. Созина, К.Д. Попков, В.А.Трясцин, А.М. Поярков, А.М. Мартыненко, Т.Р. Сиприкова, Т.И. Баранова, Г.В. Трифонов, Н.И. Зажилов, Г.И. Беляев, Т.Г. Балашова, В.А. Ламонина, Е.А.Гончарова, В.П. Лохматиков – вот далеко не полный список тех сотрудников Минвуза, которые конкретными делами помогали ректорату, а вместе с ним и коллективу университета быстрыми темпами пройти период становления.

В те годы так сложилась, что мне чаще, чем кому-либо приходилось бывать в Министерстве, общаться с его работниками, причем многих его управлений и отделов, относящихся не только к научной работе. Отношение к Алтайскому университету, к проблемам его становления было самым доброжелательным. Особенно ярко отложились в памяти несколько эпизодов. Сегодня – только один, о вычислительном центре.

Благодаря усилиям преподавателей математического факультета вопрос об организации вычислительного центра в университете стал вопросом № 1. Энтузиазма В.С. Дронова хватило не только на своих коллег. В начале 1979-80 учебного года в ремонте помещений вычислительного центра принимали участие многие факультеты университета. К концу октября стало очевидным, что университет к открытию ВЦ готов, не хватает одного – собственно вычислительной машины. Лимитов нет, нет и средств на приобретение техники. Стоимость одной машины серии ЕС колебалась в пределах от 400 тыс. до 1 млн. руб. Для сравнения: годовой бюджет университета в 1979 году составлял порядка 3 млн. руб. Все проблемы были решены за одну поездку в министерство. И решил их энергичный, очень тактичный, с практической хваткой сотрудник министерства, которого я встретил в еще не оборудованном помещении хозрасчетного научного объединения (ХНО) Минвуза РСФСР.

– Простите, не подскажете, где можно найти какого-нибудь начальника? – обратился я к мужчине, который находился один в заваленной мусором комнате и внимательно рассматривал свисающий с потолка кусок штукатурки.

– А какой вам нужен начальник?

– Самый большой, – не задумываясь ответил я.

– Самого большого сейчас нет, а не самый большой Вас устроит? Кто Вы, откуда и по какому вопросу?

– Я проректор по научной работе Алтайского университета...

– Что, уже и такой есть?

– Да, в Барнауле, самый молодой университет...

– Так, что нужно самому молодому проректору самого молодого университета?

– Машина ЕС..., но у нас нет денег, нет фондов на машину.

– А что у вас есть?

– Есть специалисты (В.В. Ветошкин, Г.Л. Сидоров), есть помещения, есть большая потребность и огромное желание...

– Этого более чем достаточно. Будет у Алтайского университета ЕС-1022.

Моим случайным собеседником оказался Олег Михайлович Петров, заместитель Генерального директора ХНО. И когда в начале декабря 1979 года от него была получена телефонограмма, чтобы университет готовился к приему машины, радовались все, кто понимал, что открытие ВЦ – не только отказ от аренды машинного времени, это другой уровень научной и учебной работы в университете. 

А.И. Галочкин,
доцент, завкафедрой органической химии
«За науку», N19, 1998
Версия для печати Обновлено 26.04.2016