Татьяна Александровна Терехина

р. 1948

У истоков ботанического движения

В каждом коллективе есть свой человек-легенда. Обычно это высококлассный специалист, заложивший добрые традиции, начавший множество дел, которые впоследствии получили развитие и оказались очень перспективными. С уходом человека из коллектива, образ, как правило, окутанный ореолом восторженных рассказов, еще более идеализируется и превращается в настоящую легенду.

Т.А. Терехина – потенциально легендарный человек. Потенциальный потому что, слава Богу, не собирается покидать университет, а легендарный, потому что именно она была прародительницей всего ботанического движения в университете. Сейчас ботаническое направление включает в себя три подразделения: гербарий, ботанический сад и собственно кафедру, заведующей которой является Татьяна Александровна. У нас состоялся разговор о том, как все начиналось.

Сказано в колхоз – значит в колхоз

– Я закончила аспирантуру в Казанском университете, и передо мной стал вопрос, где работать. Судя по всему пришлось бы идти в институт, где работала моя мама (тоже ботаник). А мне, естественно, страшно этого не хотелось. И вот через свою знакомую я узнала, что в Алтайском госуниверситете есть свободное место и написала проректору, тогда это был А.П. Бородавкин. Он пригласил приезжать как можно скорее. И вот приехала на Алтай 15 сентября 75 года.

А тут, как обычно осенью, – колхозные дела. И меня решили отправить «поднимать сельское хозяйство». Я возмущалась: «Как в колхоз? А материалы готовить к занятиям?» Материалы у меня, конечно, были: мама дала, мой руководитель, но этого все равно было мало. Ведь невозможно преподавать курс ботаники с куском мела в руках. Тем не менее пришлось подчиниться. А материал продолжала собирать, находясь в Крутихинском районе. Надо сказать, что на полевых работах я была с филологами. От них у меня осталось самое приятное впечатление, и, когда мы вернулись с девочками в город, долгое время продолжали контактировать.

Снова мы оторваны от дома

В начале октября начались занятия. Самая большая сложность для меня была в небольшой возрастной дистанции между мной и студентами. Однако отрицательных воспоминаний от общения с ними у меня не осталось. Мы вместе хорошо работали, начинали собирать гербарий, летом впервые выехали на озеро Красилово. Но на этой практике студентов было около ста человек, и для себя мы, преподаватели, сделали вывод, что такое количество людей нельзя собирать вместе.

В этом же году мы побывали в первой экспедиции. Мы – это Б.П. Чуриков, к.б.н., специалист по защите растений, Э.А. Ирисов, к.б.н., зоолог и несколько специалистов из Алтайского филиала всесоюзного института агро- и мелиорации, которые занимались изучением лесополос. Мы были в Кулундинском районе, и там меня поразил масштаб площади одного хозяйства, который равен площади целого района в европейской части страны. Мы проехали эти лесополосы, встретили много интересного и нового.

А на следующий год на кафедре появился очень интересный человек, томский ботаник, Е.П. Прокофьев. И вот с ним и сотрудниками лаборатории экологии, из которой впоследствии вырос ИВЭП, мы выехали на обследование состояния растительного покрова в бассейне реки Алей. Это была первая наша самостоятельная экспедиция.

За нашу работу нам дали машину и немного денег на продукты. Мы были очень рады, потому что в экспедициях проблемы возникали и с транспортом, и с едой. С 1976 года наши выезды стали регулярными и уже со студентами. Причем, с нами выезжали не только ботаники, но и зоологи. Каждый работал по своей специальности. Продолжалось это довольно долго, порядка десяти лет. За это время мы объездили сверху вниз и снизу вверх бассейн реки Алей, Кулундинский канал.

Владивосток – город тайфунов

А потом нам удалось съездить на Дальний Восток. У нас на кафедре работала Е.П. Бондаренко, у которой были знакомые во Владивостокском университете. Мы написали им и выехали туда. По дороге произошло немало смешных вещей: сначала потерялись билеты, потом мы загрузились не в тот поезд, а за Иркутском у впереди идущего товарняка случилась авария. К счастью, ничего страшного – просто рассыпались бревна и повредили железную дорогу. Многочасовой простой поезда у станции Бурея позволил нам не только сходить на экскурсию и собрать гербарий, но даже вымыться в баньке, что было очень кстати в августовские жаркие дни.

Одно из ярких впечатлений от Дальнего Востока – тайфун, который застал нас на острове, недалеко от города. Тайфун – это стена теплой, льющейся воды, которой так много, что невозможно ни приготовить пищу, ни остаться сухим. Поэтому сухие вещи мы держали в палатке, а ходили исключительно в купальниках. Но за полтора дня бушевавшей стихии мы очень устали, замерзли, несмотря на кажущуюся теплоту и хотели есть. Когда стихия улеглась, на берегу моря осталось столько живности, что наши зоологи за неделю не смогли бы наловить. Поэтому материалом, который мы привезли оттуда, пользовались долгое время.

Кафедра своими же людьми богатеет

Самостоятельность ботаники обрели не так давно, 4 года назад. До этого мы работали в составе кафедры зоологии и ботаники, исходя из чего определялась и тематика работ – «Антропогенные изменения флоры и растительности Алтайского края». Это достаточно широкое поле деятельности, поэтому каждый занимался тем, что его привлекало.

А.М. Малолетко, который был у нас проректором по науке, и И.В. Верещагиной пришла мысль о создании Ботанического сада при университете. Действительно, мы собираем коллекцию сухих растений, почему бы не собрать коллекцию живых растений. В течение 1977 и 1978 годов мы с бывшим главным лесничим выезжали в окрестности города и искали место для Ботсада. Остановились там, где когда-то был лесопитомник и территория в какой-то мере оказалась разработанной. И вот в 1979 году Ботсад был открыт. После многочисленных смен директоров туда пришел наш выпускник – А.М. Шмаков. Мы вообще коллектив стараемся подбирать из своих воспитанников. Незаменимыми людьми стали наши выпускники-отличники
М.М. Силантьева, Е.В. Репетунова.

В 80-х у нас появился человек, который основательно занялся гербарием – Н.И. Ревякина. Мы установили контакт с Институтом земледелия и селекции, с Институтом садоводства, поддерживаем связь с Новосибирским Ботаническим садом. В общем, все, что сейчас у нас есть, весь материал (а его сейчас столько, что если студент не может выехать в поле, можно изучить то же самое в лабораторных условиях), это заслуга не одного человека, а каждого в отдельности и всех вместе сотрудников и, конечно, студентов.

из газеты «За науку», № 8, 1998 г.

Версия для печати Обновлено 14.04.2016