Монография ученых АлтГУ стала лауреатом международного конкурса

3 октября 2018 Кафедра политической истории, национальных и государственно-конфессиональных отношений

1 октября были подведены итоги международного конкурса «Лучшая научная книга в гуманитарной сфере – 2018». Организаторами конкурса выступили Межрегиональный центр инновационных технологий в образовании, Кировская ордена Почета государственная универсальная областная научная библиотека имени А.И. Герцена и Вятский государственный университет. 

В число лауреатов вошел научный коллектив под руководством доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой политической истории, национальных и государственно-конфессиональных отношений Петра Константиновича Дашковского, который подготовил монографию «Религиозный ландшафт Западной Сибири и сопредельных регионов Центральной Азии. – Т. 2: ХХ в.: коллективная монография».

Награда была присуждена в номинации «История, археология, этнография». Это пятая по счету награда П.К. Дашковского и его научного коллектива, который пятый год подряд представляет на конкурс свои новые монографии, подготовленные по итогам реализации грантов.

Петр Константинович так прокомментировал работу над данной монографией:

«Работа над данной книгой велась в течение трех лет. Это второй том трехтомного издания "Религиозный ландшафт Западной Сибири и сопредельных регионов Центральной Азии". Первый том был посвящен изучению религиозных процессов в Западной Сибири и сопредельных регионах Центарльной Азии от эпохи поздней древности до начала XX века. Во втором томе представлены главы, в которых рассматриваются особенности религиозной ситуации в Сибири и Казахстане преимущественно в конце 1910-х – 1980-е годов XX века. Для подготовки второго тома были привлечены сотрудники не только кафедры политической истории, национальных и государственно-конфессиональных отношений нашего университета, но и других научных центров России (Новосибирск, Кемерово, Сургут), Литвы (Каунас) и Казахстана (Усть-Каменогорск)».

Международному коллективу удалось проработать огромный массив архивных документов и законодательных актов, отражающих особенности положения религиозных общин Западной Сибири и Казахстана в конце 1910-х – 1980-е годов XX века. Данный период – один из ярких, сложных и противоречивых периодов в истории России. Это связано, во-первых, с тем, что страна оказалась вовлечена в две мировые войны. Во-вторых, революционные потрясения начала XX века, последующая гражданская война, построение новой модели социально-политического устройства общества, образование СССР — все это не могло не сказаться на формировании и развитии концепции государственно-конфессиональных отношений. Уже в начале прошлого столетия на закате Российской империи наметились серьезные преобразования в религиозной политике. Недовольство национальных окраин имперской политикой России, в т. ч. привилегированным положением Русской православной церкви, рост самосознания и культурное развитие все острее поднимали вопрос о положении различных народов (т. н. инородцев) и конфессий в государстве. Революционные потрясения России вместе с политическими требованиями обозначили вопрос о религиозной свободе. Не случайно правительственный акт «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года, утвержденный Николаем II, разрешал свободно переходить из православия в другие христианские и нехристианские вероисповедания. Правда, взаимоотношения между государством и религиозными общинами фактически остались неизменными. После свержения самодержавия Временное правительство попыталось продолжить линию на укрепление принципов свободы совести, приняв 14 июля 1917 года постановление, разрешающее не только переходить из одной религии в другую, но и иметь нерелигиозное мировоззрение, т.е не принадлежать ни к какой религии.

Петр Константинович отметил, что «важнейший этап в развитии религиозных общин России, в т.ч. и Сибири, связан с советским периодом истории нашего государства».

«Идеологической основой государственно-конфессиональной политики СССР являлся марксистский атеизм, который рассматривал религию как пережиток прошлого и чуждый для нового общества феномен. Исходя из такой позиции выстраивалась вся законодательная база страны. Руководство страны в разные моменты советской истории при сохранении генеральной идеологической линии то ужесточало, то делало относительно либеральной религиозную политику. Наиболее драматичные и сложные годы приходятся на первые два десятилетия советской власти, которые сопровождались изъятием церковных ценностей и недвижимого имущества, репрессиями священнослужителей, а сами религиозные общины лишались статуса юридического лица со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поддержка большинства религиозных общин советской власти и Красной армии в годы Великой Отечественной войны была принята во внимание И. Сталиным, что в определенной степени улучшило государственно-конфессиональные отношения. В то же время в послевоенные годы и последующий период государство ни на мгновение не выпускало из виду религиозный вопрос. И хотя уже не оказывалось прямое жесткое давление и не проводились репрессии священнослужителей, тем не менее вновь наметилась тенденция на ухудшение положения религиозных общин через формирование соответствующей законодательной базы и идеологическое давление. Кардинальный пересмотр государственно-конфессиональных отношений наметился к концу периода существования СССР. Во многом импульсом к такому процессу послужила "перестройка" М.С. Горбачева, сопровождаемая принципами гласности и демократии. Официальное разрешение властью празднования в 1988 году 1000-летия крещения Руси не только укрепило позиции Русской православной церкви, но и свидетельствовало о возможности более открыто исповедовать религиозное мировоззрение. Наконец, 1 октябре 1990 года был принят Верховным Советом СССР закон "О свободе совести и религиозных организациях", а 25 октября того же года Верховный Совет РСФСР утвердил закон "О свободе вероисповеданий". Данные законы фактически заложили демократические принципы свободы совести и вероисповедания, которые, правда, не успели в полной мере реализоваться, так как в 1991 году СССР распался».

В монографии авторы отмечают три важных момента. Во-первых, это стремление верующих людей сохранить свое религиозное мировоззрение, несмотря на все трудности, а порой и серьезные лишения и даже смерть. Во-вторых, в тяжелые годы Великой Отечественной войны религиозные деятели и политическое руководство страны смогли преодолеть идеологическое противостояние и сплотиться в борьбе против фашизма и завоевания родины. Наконец, в-третьих, несмотря на идеологические установки, атеистическая пропаганда в СССР не всегда была агрессивной. Начиная с 60-х годов XX века воинствующий атеизм окончательно уступает место атеизму, базирующемуся на альтернативном научном мировоззрении. Не случайно уже в 60–70-е годах XX века в академических институтах и университетах складываются группы исследователей и научные школы историков, этнографов, искусствоведов, литературоведов, которые изучали религии разных стран и регионов. В этой связи примечательно, что наиболее значимые религиоведческие исследования были проведены именно в советский период, поскольку с помощью научных результатов государство стремилось показать историческую динамику религиозной жизни, а значит,  пошатнуть «богоданность» религиозных учений. И хотя государство преследовало свои идеологические цели, тем не менее такая позиция позволила фактически возродиться отечественной религиоведческой науке и занять достойные лидирующие позиции в области изучения истории, социологии, психологии и философии религии.

Издание будет полезно религиоведам, историкам, этнографам, культурологам и всем интересующимся историей религий народов Сибири и Центральной Азии.

Поздравляем П.К. Дашковского и его коллег с победой в конкурсе и желаем новых научных успехов!
Версия для печати
поделиться