Разработанный географами АлтГУ учебный курс победил в грантовом конкурсе Стипендиальной программы Потанина

15 ноября 2019 Управление информации и медиакоммуникаций
Один из ведущих специалистов по почвенной гидрологии и агрометеорологии опорного Алтайского государственного университета, доцент кафедры экономической географии и картографии географического факультета АлтГУ, к.г.н. Андрей Александрович Бондарович победил в грантовом конкурсе Стипендиальной программы Владимира Потанина с учебным курсом «Методы измерения и анализа данных инструментального мониторинга окружающей среды для устойчивого менеджмента в агропромышленном комплексе».
Официальный сайт Благотворительного фонда Владимира Потанина опубликовал развернутое интервью с ученым АлтГУ, первым задав Андрею Александровичу вопрос о том, почему он решили обратиться в Фонд, и насколько важна внебюджетная поддержка для российской высшей школы в целом?

Для человека, который вырос при социализме, «благотворительность» явление малопонятное, а стало быть, вызывающее опасения. Кроме того, существует клише — поддержку получают только «свои» и «нужные» люди. Грустно про это говорить, но «опыт – сын ошибок трудных». В декабре 2018 года наш университет посетили представители Фонда, но жизнь моя цыганская, я все время провожу в разъездах и на эту встречу не попал. Увидев рекламный постер, я зашел на сайт Фонда Потанина, почитал информацию и поверил, что люди там занимаются действительно нужным и полезным делом. Решил подать заявку, и почему-то подумал: «Помогут…».
Моя профессиональная деятельность связана с сельским хозяйством, а именно исследованием водного режима почв сухой зоны – зоны рискованного земледелия. Для Алтайского края, где клин пашни по площади занимает второе место в России, это очень актуальная и нужная работа. Мы работаем над этой темой совместно с коллегами из Университета Мартина Лютера Галле-Виттенберг (Германия) как в сфере науки, так и в сфере образования. У нас был совместный научный проект по адаптации земледелия к климатическим изменениям, мы установили дорогостоящее оборудование — автоматические метеорологические и почвенно-гидрологические станции, разработали новую магистерскую программу «Мониторинги планирования окружающей среды». Это все прекрасно. Но после окончания научного проекта найти финансовую поддержку на «нужное и полезное дело», как всегда это бывает в дотационных регионах, оказалось крайне проблематично. Российский фонд фундаментальных исследований и Российский научный фонд ориентированы на фундаментальные исследования и, кроме того, совершенно не интересуются поддержкой образовательного процесса, а мы занимаемся, повторю, не только наукой, но, что особенно важно, образованием. Фонд Академических обменов Германии (DAAD) поддерживает магистерскую программу, но все финансы направлены на обучающихся, а преподаватели уникальной магистерской программы — просто энтузиасты (кстати, и с немецкой стороны такая же ситуация, деньги выделяют только на командировки). Поэтому внебюджетная поддержка для российской высшей школы, особенно в провинции, — наиважнейшее дело. Сейчас, к сожалению, общая политика такова: «Вы же ученые, вот и продемонстрируйте свою уникальность. Выходите из «зоны комфорта» на рынок и продавайте свои знания и умения!». Да, может быть, это и правильная логика, но она не всегда работает. Человек, который умеет продавать, зачастую не может заниматься наукой и наоборот. Бизнес — это отдельный талант и требовать этого от всех глупо.

Участвуя в реализации международного проекта по агроклиматическому исследованию, вы много лет сотрудничали с немецкими университетами и исследовательскими институтами. По вашим наблюдениям, уровень подготовки российских специалистов соответствует мировым стандартам? Какой опыт с точки зрения образования стоит перенимать у зарубежных коллег?

У нас региональная специфика, поэтому ученых агрономов, почвоведов и климатологов Алтайского края отличает высокая осведомленность о процессах, которые происходят в различных почвенно-климатических зонах родного региона. Проблема «недопонимания» с зарубежными коллегами часто заключается в различных методах, классификациях и подходах, что в первую очередь связано с технической оснащенностью.
К сожалению, в 90-е произошел серьезный сбой в российской агрономии, почвоведении и климатологии. Исследования советского периода поражают своими объемами и интересными решениями, но мы все оказались в новой ситуации: на рынке новые технологии, техника, семена, защита растений, севообороты. Технологическое отставание, которое существовало в советское время, усилилось в 90-е. Кроме того, нас подводит слабое знание иностранных языков: никто не знает о достижениях науки советского периода, как и наши ученые не знали о достижениях запада. В результате отличной технической оснащенности, немецкая наука в сфере растениеводства, почвоведения, климатологии оказалась одной из самых передовых в мире. Да, нам есть чему поучиться у наших коллег из Германии. Просто отмечу, что этот процесс обоюдный. Тесная работа ученых с фермерами из Германии и России привела к взаимному обогащению всех сторон. Это здорово и правильно.

Вы продолжаете сотрудничать не только с немецкими, но и с казахскими партнерами, и результатом этой работы уже стала магистерская программа «Мониторинг и планирование окружающей среды» в Алтайском государственном университете. Это значит, что в АлтГУ будут приезжать магистранты из других стран?

Алтайский государственный университет расширяет активное сотрудничество в сфере образования со странами Центральной Азии, ведь мы расположены в азиатской части Сибири. Соседний Казахстан в настоящий момент взял курс на «вестернизацию», студенты активно изучают иностранные языки, кроме того, проблемы в сельском хозяйстве двух стран похожи. Уже сейчас у нас в программе обучаются граждане Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Программа набирает обороты, и, думаю, что есть хорошие перспективы по набору студентов различных специальностей из разных стран.

Каковы результаты набора магистрантов на новую магистерскую программу и учебный курс в 2019 году?

В мае 2019 года меня выбрали руководителем этой магистерской программы. Честно скажу, что горжусь этим скромным достижением, хотя карьерный рост меня мало занимает. Признание значимости проекта Фондом Потанина также сыграло хотя и косвенную, но важную роль в этом. Результаты набора лета 2019 года превзошли мои ожидания. У нас у единственных в университете среди естественно-научных профилей был конкурс 3 человека на место! На многие профили был недобор. Кризис магистратуры? А у нас нет! Это говорит о востребованности и актуальности программы. Для привлечения внимания абитуриентов мы подготовили и выложили в открытом доступе видеоролик о нашей программе. Думаю, это поможет в наборе магистрантов.

Планируете ли вы развивать проект после окончания гранта?

Безусловно, ведь наша работа имеет мощный мультиплицирующий эффект. Так случилось, что соисполнитель проекта Герд Шмидт, мой коллега из Университета Мартина-Лютера, работает параллельно над проектом «Образовательные модули по адаптации к климатическим изменениям сельского хозяйства в земле Заксен-Ангхальдт. Заксен-Ангхальдт — одна из самых засушливых земель Германии, последние два года там была жестокая засуха, для нас 2019 год оказался также катастрофичным. Поэтому работа над нашими образовательными проектами является важнейшим вкладом в понимание наступления засух и адаптации к этим явлениям. В сентябре Герд Шмидт был в нашем университете и прочитал для нового набора студентов открытый курс лекций по мониторингу почвенных процессов в Германии. Мы сделали видеолекции, которые будем использовать в нашем курсе. В ноябре 2019 мы планируем провести рабочее совещание в городе Галле в Университете Мартина Лютера по дальнейшему развитию нашей магистерской программы и внедрению знаний в практику и образование в сфере адаптации сельского хозяйства к грядущим изменениям климата. Мы просто любим свое дело и будем работать дальше.

Можете рассказать о каких-либо особенностях реализации программы, интересных фактах?

Уже упомянул, что 2019 год оказался засушливым в степной зоне, и нас привлекали в качестве экспертов. Министерству сельского хозяйства надо было принимать решение о введении режима чрезвычайной ситуации, а данные о текущем состоянии почв оказались только у нас. Для нашей рабочей группы это был «хороший» повод напомнить о необходимости расширения сети автоматических наблюдений за почвенно-гидрологическими процессами и подготовки специалистов в этой сфере. В 2019 году Алтайский край вошел в число регионов, которые стали пионерными по программе цифровизации сельского хозяйства. Думаю, что драматические события этого лета позволят нашей рабочей группе работать в программе «Цифровизации агропромышленного комплекса Алтайского края», поскольку наш «продукт» продемонстрировал свою очевидную необходимость.

Планируете ли вы в дальнейшем бороться за гранты Стипендиальной программы Владимира Потанина и рекомендуете ли другим преподавателям следовать вашему примеру?

Конечно, хотелось бы! Если возможно участвовать повторно, то с огромной радостью. Этим летом я посетил уникальные конференции в Казахстане (Алма-Ата, Нурсултан) при поддержке Министерства образования и науки Германии, на которых речь шла о внедрении научных проектов в практику и образование, в том числе и о поиске софинансирования. Рассказал о моем опыте работы с Фондом Потанина, что вызвало искренний интерес моих коллег из Центральной Азии и Германии. В Центральной Азии существуют благотворительные фонды, но, к сожалению, с очень ограниченным набором направлений и объемом финансирования. В нашем университете уже появилась группа преподавателей, которые в различные годы получали поддержку Фонда Потанина. И это отличная реклама Стипендиальной программы Фонда – теперь в нашем университете знают, что это более чем реально!

Версия для печати
поделиться