«За науку»: история логотипа

Письмо в редакцию

Кто косит в «За науке»?

Попалась как-то мне и поклоннику моего деревенского таланта Никитину в руки, не помню уже перед чем, газетка вашего вуза «За науку». И что я там увидел? А увидел я там на самой первой странице откровенную пародию на нашу деревенскую жизнь. Мы имеем в виду черно-белую картину, подписанную неизвестным автором «Славься, Университет, дух свободной воли!» А еще там написаны два непонятных слова с большими буквами «АУ», словно кто-то ищет в подсолнечнике кого-то и не может никак... Да ведь дело не в этом. И разговорился я тут со своим подмастерьем (я ведь маститый классик деревенской прозы).

Скажи, Андрейка, в каком месяце нынче косили?

— В июле, Владимир Владимирович.

А в прошлом годе?

— Тоже в июле, однако.

И, поди, в позатом июле?

— А то.

А подсолнухи у нас в каком месяце зреют, дружок?

— Ну, это смотря где.

У нас, знамо.

— Так ить, когда картоху копают, тогда и подсолнухи режем, коли
кто другой не срежет.

Покос-то и картошка в разные месяцы, небось, идут?

— Это как Бог даст.

Ты ведь, умничек, смотри, что удумали эти газетчики. Где это видано, чтобы зрелый подсолнух, да в июле месяце?

— Промашка вышла, Владимир Владимирович.

А церква опять же, откудова она посреди широкого поля?

— Не знаю, учитель.

— А вот, погодь-ка, я тебе расскажу. Было это давным-давно, в стародавние времена, когда одно кулачье в нашей деревне проживало. Я тогда босоногим был и электропоездов в наших краях и слыхом не нюхивал. А церковь в поле уже стояла. Только не такая, а навроде из шлакоблока. А тут какая-то деревянная. Может, это вовсе и не та церковь.

А может, та?

— Да ну, не та, факт не та. У той косая перекладина на кресте на север показывала, как и во всех церквах. А эта, ты посмотри, кажись, на юг.

Скажи, как у тебя с географией?

— Есть у меня такой учебник.

Так вот, где солнце встает, и где оно же и ложится?

— А встает, конечно, на востоке, тогда ложится на западе.

Ну так и куда, согласно этому пейзажу и солнцу, глядит наша перекладина? Вот, послушай, я тебе все расскажу. Солнце здесь низко, значит одно из двух: заход или восход. Если на картине закат, то перекладина нарисована верно. А кто же косит на закате? Как наши деды говорили: «Коси коса, пока роса, коса долой и мы домой». То бишь нашла коса на камень. Ежели восход, то перекладина изображена неправильно. И к тому же подсолнухи на восходе децел закрыты.

— Учитель, а что такое децел?

А, ну знаешь, вот самые маленькие звери это комары. Но их на картине нет. А ведь в июле-то их много.

— Ага.

Вот.

— Ну.

Баранки гну. Но и у этого паразита комара есть свой паразит мецел. И у мецела есть тот, кто по нему лазает. Зовут его децел. Понял, болван?

— А чого деретесь-то?

— Ладно, в науку пойдет. Поговорим о прекрасном, вот о картине, например.

Ну?

— Загну! Ты видишь, как косари литовку держат?

Не-а.

— Вот и я - не-а.

А вот там за косарями кто?

— Кто-кто, дед Пихто. Где?

В Караганде!

— О, молодец, а я их сразу и не приметил. Смышленый ты у меня.

А делают они там чего?

— Мал еще знать, чего там в траве делают. Давай лучше поговорим про эти три сосны. У-у, стоят, как три тополя на Плющихе.

А где эта Плющиха?

— А кто ее знает. Есть где-то сторона такая. Что ты, Андрюшка, думаешь об этих трех лесопосадках?

Сосны обычно растут на песчаных почвах. Это вечнозеленые, голосеменные растения, размножающиеся шишками. Шишки эти любят клесты. Птички зимние. И белочки их на зиму заготавливают. А еще у нас баня из сосны. Сосна, она в лесу всем полезна: и жучку, и червячку, и медведям с ондатрами опять же.

— Да-а-а. Это так. Но не кажется ли тебе знакомой рука автора?

А где она, нет тут никакой руки.

Нет, помнишь..., или ты уже не помнишь. Жил тут у нас мальчишка один с грязными ногами да во рваных портках. То ли Ромкой звали, то ли сам приходил. Так он все картинки рисовал, да заборы разукрашивал.

— Да помню, помню. Не нравились мне картинки евонные никогда.

И мне.

Вот на этом-то и хочется заострить ваше внимание. А мне некогда, рубить дрова пора.

В.В.Гриценко, классик деревенской прозы
и примкнувший к нему подмастерье Андрейка Никитин.

«За науку», № 33, 1996.

Версия для печати Обновлено 18.09.2014