Интернет-станция «Планета радио»: «У нас есть большое преимущество – мы находимся в маленькой стране под названием "Университет"»

21 мая 2015 Отдел по связям с общественностью

В журналистских кругах распространено мнение, что на молодого специалиста оказывает самое большое влияние его первое место работы. Дескать, даже самого одаренного человека может сбить с верного пути неудачный старт карьеры. А куда податься юному журналисту или студенту? Где проходить практику, где начинать работать без опыта? Часто выходом может стать внутривузовское средство массовой информации. И иногда за ярлыками «студенческая газета» или «студенческая радиостанция» скрываются настоящие кузницы журналистского мастерства и этики. Одним из таких мест оказалась студенческая интернет-радиостанция «Планета радио» Алтайского государственного университета. Под талантливым руководством радиоведущего Игоря Скрягина проект живет в полном смысле этого слова уже третий год. Студенты в эфире не только рассказывают о музыкальных новинках, но и проводят настоящие журналистские расследования и обсуждают острые социальные темы. Игорь Скрягин поделился с Радиопорталом своими принципами работы со студентами.

«История началась с того, что меня пригласили работать в университет, – вспоминает Игорь Скрягин. – У меня за спиной большой опыт работы на FM-радиостанциях с начала девяностых годов, когда это движение в стране только началось. В нашем городе тогда тоже открылась своя первая радиостанция, и я там начал работать. Случилось это в девяносто третьем году. До прихода в университет я поработал на нескольких несетевых радиостанциях, местных, где контент делают люди, которые работают на этих радиостанциях, а не ретранслирует чужую программу. Но на рынке становилось все теснее и теснее от того, что автономных радиостанций не оставалось – глобализация все поглотила. Осталась одна станция, и она переживает очень тяжелые времена. И в это время мне поступило предложение из университета возглавить там радиостудию. Цели создавать радиостанцию тогда не было, шел примерно 2008-й год, для основания подобного продукта еще не было достаточной скорости Интернета. И о создании интернет-радиостанции мы даже не помышляли. У меня были творческие студии и мастер-классы в университете. Этим я с успехом занимался в течение нескольких лет. А главной задачей для нас было размещение своего продукта на какой-нибудь местной радиостанции, чтобы студенты поняли, что работали не зря. У меня знакомых на радиостанциях много, за плечами есть большой опыт работы, поэтому я находил, где можно было бы разместить наш цикл передач. Если идея нашей программы казалась нам удачной, мы отправляли выпуски на всякие конкурсы. Мы колесили по стране, завоевывали первые и вторые места... Несколько раз принимали участие в питерском фестивале "Медиапоколение", участвовали в фестивале "Вместе – радио"».

Еще до появления радиостанции в мастерской Игоря студенты делали программу «Образ мысли».

«Она не о студентах, а о жизни, о текущих событиях, о проблемах, о памятниках архитектуры, – рассказывает руководитель проекта. – В какой-то момент была актуальна тема лимита гастарбайтеров. Мы углубились в проблематику, говорили о том, как они живут, узнавали у прорабов и строителей, почему они их привлекают, за что их ценят, сколько они им платят. Работодатели рассказывали нам, на какую именно работу кого они привлекают, почему русский строитель им не нужен, а узбек или таджик, если уж пришел работать, то будет зарабатывать деньги, он знает, что его ждет семья, он честно отрабатывает, качественно, быстро, потому что ему нужно как можно больше заработать. Потом в программе о суррогатном материнстве разбирались в том, как наши женщины из глубинки становятся суррогатными матерями. А поскольку в развитых странах это по большей части уже запрещено, сюда приезжают иностранцы и используют наш материал для вынашивания детей. Мы узнавали мнения горожан, нашли клинику, занимающуюся суррогатным материнством, взяли интервью у врача, он описал, что собой представляет среднестатистическая суррогатная мать, почему она это делает: деревенская женщина, которая работает где-нибудь в ларьке, ее муж пьет, а у нее есть двое детей и нет никаких перспектив уйти в деревне от мужа-алкоголика. Она идет на этот шаг, чтобы обеспечить жизнь себе и своим детям. Когда завершался срок моратория на смертную казнь и нужно было его продлевать, наши девчонки поехали в места не столь отдаленные разговаривать с людьми, которые занимаются исполнением наказаний. Были интересные программки, которые к студенчеству никакого отношения не имели, они социальные, они давали возможность студентам поработать настоящими журналистами».

Все это время ребята периодически предлагали своему руководителю создать собственное университетское радио.

«Спустя какое-то время паломничества студентов, предлагавших: "А давайте создадим коридорное радио!", участились, – рассказывает Игорь Скрягин. – Так как я в полной мере представлял, что это такое, то старался им объяснить, почему это делать не хочу и им не советую. Время шло, поколения студентов менялись. Каждый раз приходили новые энтузиасты, которые говорили: "Давайте в коридорах повесим динамики и будем включать песни". Им казалось, что это интересно. Меня это не очень-то прельщало. Предложения доходили до такого: "А давайте в столовых повесим динамики, на компакт-дисках будем записывать программы и с дисков транслировать эфир". И вот к тому времени, когда Интернет стал скоростным, появилась возможность интернет-вещания, у нас сменилось руководство на факультете журналистики. Декан сам подошел ко мне с предложением, причем инициатива исходила не от него, а опять же от студентов, которые перестали меня клевать своими идеями и пошли клевать руководство факультета. Очередная бригада студентов сформировалась, пришла к декану и предложила создать радиостанцию. Я тогда объяснил ему, что лучше не делать никаких коридорных радиостанций, а создать нормальную локальную интернет-радиостанцию, потому что появилась возможность принимать интернет-сигнал в каждом кабинете. С этого все и началось. Декан смог меня заинтересовать финансово. Я набрал студентов, придумал формат – одновременно универсальный и не похожий на то, что звучит на сетевых FM-радиостанциях. Предполагая, что университет гуманитарный и надеясь на то, что мы выращиваем интеллектуальную молодежь, сделали уклон в музыкальной части эфира в рок-н-ролльную и смысловую сторону. Все это замешали с хорошими европейскими и американскими композициями. Получилась смесь, на пятьдесят процентов состоящая из русской качественной рок-музыки и на пятьдесят процентов из западного рока».

Провещав таким образом год, отладив формат внутри университета и разработав необходимый контент, «Планета радио» перебралась в глобальный Интернет.

«Теперь мы делаем своего контента больше, чем любая радиостанция в Барнауле, по той простой причине, что им свой контент делать не надо, они принимают его со спутника и довольствуются тем, что выпускают новости пару раз в день и, может быть, еще утреннее шоу, – говорит руководитель проекта. – Поработав на коммерческих радиостанциях и досконально изучив, за счет чего радиостанциям удается жить и привлекать максимальное количество слушателей, я не старался создавать что-то локальное. Конечно, мы попытались сделать станцию, рассчитанную на широкий круг пользователей. По крайней мере, стремились охватить молодежный диапазон, где-нибудь от шестнадцати до двадцати пяти, плюс родители и педагоги. Поэтому контент таков: новости делаем общевузовские, то есть мы не ограничиваемся информацией по университету, мы вербуем в свои ряды корреспондентов из других университетов, стараемся сотрудничать с пресс-центрами других вузов и брать информацию и у них, поэтому в любом выпуске новостей у нас есть хотя бы два блока, посвященных одному из вузов. Например, спортивные новости. Мы рассказываем как об успехах наших студентов, так и об успехах студентов из других университетов Алтайского края. И плюс мы следим за спортивными достижениями наших земляков на международном уровне или где-либо еще и, безусловно, об этом говорим».

Игорь замечает, что в эфире радиостанции не только классические программы о кино, о музыке – то, что любая уважающая себя FM-радиостанция должна иметь в арсенале:

«Мы добавили к этому что-то специфическое, потому что, конечно же, хотелось сделать так, чтобы наши студенты перед тем, как уйти под крыло других средств массовой информации, где им скажут: "Вот это можно, а вот это нельзя", – в свете последних событий это происходит довольно часто и стало правилом – поработали здесь настоящими журналистами, чтобы были и социальные темы, чтобы они себя чувствовали свободнее в изготовлении программ специфического студенческого свойства. Приведу пример. Есть программа "О чем еще говорят студенты". В ней отражена реакция студентов на те или иные законопроекты, которые выдвигает наша дума, особенно моменты, когда это касается нас. Они высказываются. Например, запрет "Тангейзера" или фильма "44". Перед студентами ставится вопрос: как вы думаете, должна ли Государственная дума или другие властные органы участвовать в определении контента театров и кинотеатров? Или запрет курения. Как реагируют на это студенты? Одни говорят, что давно пора, другие – что запрет не поможет, третьи – этого не достаточно, а нужны механизмы, чтобы с этим бороться. Это одна из интереснейших, на мой взгляд, социальных программ. Есть простые коротыши-программки, в которых студенты рассказывают, как они себе представляют определенные вещи. Например, каким должен быть идеальный преподаватель. Коротыш длится буквально тридцать-пятьдесят секунд, за которые студент успевает поделиться своим мнением. Мы свою радиостанцию позиционируем как интерактивную радиостанцию. У нас есть большое преимущество – мы находимся в маленькой стране под названием "Университет". Если местные радиостанции не могут себе финансово позволить отправить корреспондента куда-нибудь в народ – это дополнительная работа и, соответственно, дополнительные деньги, им проще брать новости из Интернета, то у нас несколько иная ситуация: студент получает задание, выходит в коридор и всё – вокруг него его сверстники, которым он может задавать вопросы, или идет в другой университет и тоже проводит какие-то опросы. Также всегда есть возможность узнать мнения преподавателей на тот или иной вопрос. Они знают о существовании радиостанции и нормально реагируют на вопросы, то есть можно зайти в преподавательскую и расспросить о чем-то. В этом наш большой плюс. Мы можем взаимодействовать со своими слушателями. В университетском кафе звучит "Планета радио". И также есть сеть кофеен по университету, которая недавно начала создаваться, мы стараемся ее озвучить, чтобы человек мог не только в Интернете включать нашу станцию, но и в течение дня, где-нибудь попивая кофе или сидя в столовой, мог бы слушать музыку и наши программы. Из технических планов – оснастить нашими динамиками все закутки университета, потому что, к сожалению, пока даже в университете не все о нас знают. Есть сеть кофеен, с которыми мы только начали работать, есть несколько столовых-точек, универ-кафе в разных корпусах, а звучим мы только в одном и пытаемся каким-то образом заинтересовать наше руководство в том, чтобы распространить наше вещание везде. Жизнь в университете становится ярче, особенно во время олимпиад, во время приезда каких-то уважаемых гостей, когда это звучит в эфире. Оперативность наших новостей на первом месте в университете, потому что пока выйдет газета, нужно ждать неделю, – она еженедельная, а мы к тому времени уже успеваем выйти со свежими новостями два раза. Это большой плюс».

Одна из главных информационных программ – это «Новости вузов», где рассказывается о жизни и мероприятиях в АлтГУ и некоторых других учебных заведениях Алтайского края.

«И участники мероприятий обязательно дают нам интервью, – уточняет Игорь Скрягин. – У нас такое правило: мы считаем выпуск некачественным, если там только один синхрон. Новости длятся до пяти минут. И вообще у нас все заточено под FM-формат: очень динамично, очень ярко, наши программы не превращаются в какое-то бесконечное зависалово, максимальное время звучания любой программы – три минуты. Это нормальный коммерческий формат. Ни песни, ни передачи не должны превышать трех-четырех минут, чтобы слушатель не успевал устать от информации. Нужно держать внимание, чтобы человек внутри не засыпал, потому что, если он начнет засыпать, мы будем в проигрыше».

Есть программа «Пресс-папье». Она рассказывает о вузовских СМИ.

«Каждый уважающий себя университет содержит свое маленькое средство массовой информации в виде газеты. У нас есть обозреватель, собирающий раз в неделю эти газеты, которые выходят не часто. Он анализирует газеты, обращая внимание слушателей на какие-то интересные рубрики и материалы. Все это подается в критичной форме», – говорит Игорь.

Программа «Сто лиц мира» существует с 2008-го года.

«Ее мы размещали и на разных FM-радиостанциях. Вышло довольно много выпусков, около двухсот, наверное, сейчас уже записано. Передача посвящена студентам, которые ездят за границу летом по специальным программам, например "Work and Travel", чтобы поработать. Считаю эту программу отличной, потому что она не только очень эмоциональная, источник своей информацией делится в эфире: студенты рассказывают, как побывали в той или иной стране и приобрели опыт. Есть несколько выпусков, посвященных китайским студентам, которые приехали в Россию. И тут с немного другой стороны мы смотрим на вещи: совпали ли ожидания, чему они тут научились, сравниваем какие-то общепринятые понятия – китайские и российские».

Программа «Другая жизнь» рассказывает, какие культурные события происходят за пределами университета, но анонсируются не попсовые мероприятия, а какие-то интересные альтернативные: выставки, концерты, проходящие не в таких бойких местах, как большие кинотеатры, большие театры, – это то, куда имеет смысл сходить, чтобы немножко расширить свой кругозор, считает руководитель интернет-радиостанции.

«Культурная планета» – программа о жизни в университете, она охватывает все те культурные события, которые происходят в университете. Ее ведет главный редактор интернет-радиостанции Евгения Родочинская.

«Женя работает с коллективом, следит за тем, чтобы программы готовились и выходили в эфир вовремя. Есть группа новостников, в нее входят три человека – бойцы невидимого фронта, они не выходят в эфир. А Олеся Роженцова занимается начиткой новостей, то есть она не ищет новости, а как раз только читает. И также у нее есть две авторские программы – "Сетевое пространство" и "Пять глобальных запросов". Первая освещает блоги, все то, что пишут в блогах, то есть социалочка опять – понятно же, что в блогах остро реагируют на все события в стране. Вторая программа рассказывает, о чем спрашивали за неделю большее количество раз. Например, озвучиваются четыре наших запроса и то, чем интересуются в Индонезии или во Франции – какое максимальное количество запросов было в той или иной стране. Остальные программы ведут авторы – люди, которые курируют свою авторскую программу, то есть занимаются только ей. "Нулевая дорожка" – ее ведет Дмитрий Будков – программа о новинках рок-музыки. Стараемся обозревать те диски, которые по формату подходят нашей радиостанции. Дмитрий рассказывает в каждой программе о каком-то конкретном недавно вышедшем диске – стандартный контент, который присутствует на любой радиостанции. Традиционно ко Дню Победы в эфире мы ставим больше военных песен, если кто-то из рок-н-ролльных музыкантов исполнял когда-либо песни о войне, мы их собираем и в ротацию отправляем. Проводим опросы, спрашиваем студентов, что для них праздник 9-е мая. Таким образом меняется эфир. Дмитрий сам предложил сделать ретроспективу, и мы не просто включили в эфир песни военных лет, а еще и рассказываем о том, как они создавались, о том, как они звучали. Мне был очень приятен этот момент. От студента исходила инициатива, а я такие вещи всегда приветствую. Его идею мы пустили в работу. Есть программа о кино – ее также делает один человек, который обозревает новинки кинематографа, рассказывает, о чем фильм, и рекомендует или не рекомендует его к просмотру. Все программы мы записываем в студии, потом поднимаемся в специальную комнату, оборудованную компьютерами, где авторы свои программы собирают», – рассказывает Игорь.

Прямого эфира на радиостанции пока нет, программы выходят только в записи.

«Это моя позиция. Очень хочется давать качественный продукт в эфире, от которого бы не морщились, – говорит руководитель «Планеты радио». – По этой причине мы всегда оставляем возможность что-то исправить. Сам монтаж программ происходит по наработанным, отточенным проектам и фильтрам, где после записи любой продукт превращается в яркую конфетку, которая уже хорошо слушается, качественно звучит, то есть звук и голос находятся на своем месте. Проект некоммерческий, но это не говорит о том, что нас слушать невозможно. По формату мы заточены на любого слушателя, молодого человека, студента или не студента. Мои коллеги слушают эфир, и им он нравится, потому что, к примеру, такую музыку – если говорить о музыке – они не могут услышать на радиостанциях нашего города. Мы даем то, что категорически не пускают в эфир на популярных радиостанциях – все они крутятся вокруг одного и того же и не допускают у себя никаких гребенщиковых или сплинов. Мы акцентируем внимание именно на таких исполнителях, за это нас и слушают».

Вполне вероятно, что слушатель может полюбить станцию не только за музыку, звучащую на ее волнах. Эфир насыщен программами, как мы могли убедиться из рассказа Игоря Скрягина.

«Не является отторгающим и наш информационный контент, – считает руководитель «Планеты радио». – Раз в три-четыре часа выходят новости, которые быстро заканчиваются и не успевают надоесть, если ты не студент, а просто поймал нашу волну. Нельзя сказать, что в плане принадлежности к университету мы слишком навязчивы со своим специфическим контентом. Если нас рассматривать как FM-станцию, то мы вполне терпимая радиостанция с небольшим уклоном в студенческую тематику. Я считаю нашим достижением то, что мы продержались все это время и продолжаем держаться третий год. Мы вещаем стабильно, то есть у нас нет сбоев. Мы работаем, как настоящая профессиональная радиостанция, несмотря на то, что наши студенты не получают жалование за это, другими словами, они финансово незаинтересованны. Они работают на энтузиазме. Есть какие-то небольшие поощрения, но это на проезд… То, что мы стабильно работаем на протяжении почти трех лет двадцать четыре  часа в сутки, говорит об успешном развитии. Наш контент состоит из двадцати пяти самых разнообразных программ, которые выходят точно в срок без сбоев. Я не исключаю, что у нас может появиться спонсор, рекламодатель, которого заинтересует то количество людей, которое проходит в университетских кафе, столовых. В провинции сейчас большой уклон сделан на магазинное радио, которое бы озвучивало все точки. Все сетевые маркеты озвучены. Рекламодатель, как ни странно, видит в этом особенный потенциал, который  очень сильно отличается от FM-радио: если у тебя нет автомобиля, то ты не слушаешь радио, а в супермаркет ты все равно придешь за продуктами и обязательно услышишь магазинное радио. По этой же причине может быть востребовано и наше университетское радио у рекламодателя, который  может предложить какой-то товар для молодежи. Но, с другой стороны, в маленьких городах не выживают радиостанции с непопулярным, осмелюсь сказать, интеллектуальным контентом: классика, джаз, рок-н-ролл, блюз – все-таки это особенная музыка, и чем меньше город, тем меньше и потребность в этой музыке. В миллионнике подобного рода радиостанция сможет выжить, потому что она наберет то небольшое количество людей, которое обеспечит ей дальнейшую жизнь. Если маленький город, полумиллионник, то для жизни подобного рода радиостанции слушателей не хватает для того, чтобы заинтересовать рекламодателей. Что касается энтузиазма, то народ накормлен всем сейчас, информации полно, контента самого разного полно. Я сравниваю с теми временами, когда все это было не так-то уж распространено и для того, чтобы послушать музыку, нужно было идти в магазин. Мы топтали ноги, мы бежали к открытию, к завозу. Если мы знали, что выйдет пластинка, мы звонили в магазин и спрашивали, когда ее привезут в ближайшее время, и бежали, чтобы купить ее первыми. Сейчас массового интереса нет, мне кажется, что массовый интерес был как раз раньше, а сейчас он все уменьшается и уменьшается».

Игорь Скрягин отмечает и угасающий интерес к радиовещанию у студентов:

«Чтобы создать команду, мы учим людей, мы ставим голос, мы ставим речь, а буквально через три года человек говорит: "Все, ищите мне замену, я выхожу на диплом, и у меня уже нет столько свободного времени, чтобы посвящать его радио". Мы решили весь первый курс в этом году пропустить через наш ньюзрум, то есть у нас две группы журналистов, мы их разбили на четверки, поставили в очередь эти четверки, и они еженедельно получают не только опыт работы с диктофоном, но и задания, то есть они записывают синхроны, а потом пишут подводки к своим новостям, затем в студии записываются, подводку с синхроном чистят, выбирают самое важное, и все это выходит в выпусках новостей или в "Культурной планете". Это наша первая глобальная акция, от которой наша служба новостей уже начала выть, потому что каждый раз первокурсники приходят и приносят брак, а таким образом они могут сорвать выпуски новостей. Мы же, когда даем задание, рассчитываем на то, что в таком-то выпуске осветим то-то и то-то, а студент приносит либо кривой, шумный синхрон, который записан рядом с автобусной остановкой, либо задает совершенно не те вопросы. К концу семестра накопилась, конечно, усталость, я вижу, что студенты ждут не дождутся, когда мы выйдем на лайт-вещание, которое идет во время сессии и каникул. У нас имеются долгоиграющие программы, их мы весь семестр производим, а потом повторы включаем, и студенты могут отдохнуть и заняться учебой. То есть первый курс – мы еще не можем, а четвертый – мы уже не можем. Я с ужасом думаю, что в следующем сентябре мне мои старые работники, мои журналисты, которые сейчас работают на радио, заявят о поиске замены им, и эти разговоры уже начались. К сожалению, с коллективом проблемы. Это штука перманентная. У нас был один коллектив, они закончили учебу, поразбежались по разным радиостанциям, сейчас у нас другой коллектив, тоже хороший коллектив, но они тоже сейчас дорабатывают, как я сказал, и в лучшем случае в следующем семестре мы с ними поработаем еще месяца три, а в течение этого времени нужно будет готовить новый коллектив. Это самая неприятная вещь. Мы сработались, встали на рельсы, научились говорить, научились писать, научились работать и вдруг должны сказать друг другу: "Arrivederci". Это большая трудность в работе радиостанции. Не хочется звучать как радио дома детского творчества, хочется выглядеть профессионально и быть на уровне других радиостанций, а для этого нужны голоса, для этого нужен определенный стиль и почерк, кого попало не хочется выпускать в эфир, хочется, чтобы слушатель получал удовольствие от тембра, от произношения, от грамотности. А профессионализм дефицитен. Найдешь человека, два года порадуешься, и он уходит. Текучка, как говорила одна из героинь фильма "Любовь и голуби", у нас текучка, у нас така текучка! И тут большая проблема. Люди вообще не очень хотят работать на радио. То ли это стало не модным, то ли другие цели у них. Я не помню, в какой именно момент я осознал, что хочу работать журналистом – это было еще в школе, но я помню, как был необычайно счастлив, когда был принят на испытательный срок на свою первую радиостанцию. И этот энтузиазм у меня до сих пор не проходит. Я настолько люблю радио, что готов им продолжать заниматься, а я им занимаюсь уже больше двадцати лет, и готов что-то творить и дальше. Все, что придумано, на этой радиостанции, – продукт моей фантазии. Мне хотелось реализовать себя как программного директора, как редактора, я реализовал себя здесь в полной мере, потому что здесь мне никто ничего не запрещает, здесь положились на мой большой опыт и попросили: "Сделай радио!" Я был счастлив от того, что мне никто ничего не указывал. Я включил свою фантазию на полную катушку, задействовал ребят, и мы вместе сгенерировали новые идеи. Весь контент, который у нас звучит, уникальный, он весь придуман нами, за исключением того, что существует на всех радиостанциях – какие-то музыкальные афиши и что-то подобное, но все равно мы старались сделать это по-своему и найти изюминку и представить под своим углом. Чего-то стандартного или ворованных идей у нас категорически нет. Мы стараемся генерировать сами. Вопрос только в том, что генераторов становится все меньше и меньше. И мы все больше пользуемся контентом, который нами изобретен год назад, два года назад и ранее. Сейчас все меньше приходит студентов с идеями. О таких студентах мы долго-долго помним. Пришел с идеей, отработал ее, запустил, и у него глаза горят – таких могу по пальцам одной руки и всех по именам и фамилиям перечислить за почти три года существования радиостанции. Студенты приходят, ждут чего-то, но чтобы земля горела – сейчас такого нет».

У интернет-вещания, считает Игорь Скрягин, большие перспективы:

«Мы сейчас полжизни проводим за компьютером. К восемнадцатому году Норвегия решила отказаться от FM-частот – вот что делает научно-технический прогресс. Будущее у интернет-вещания, конечно же, есть. Вопрос в том, каким станет формат интернет-радиостанций. Понятно, что популярно будет не потоковое радио, привычное нашему представлению, то есть постоянно играющая музыка, которая перебивается ведущими и рекламными паузами. Оно уже начинает приобретать какие-то другие формы. То есть вси заточено под потребителя. Любая радиостанция будет иметь несколько потоков. В борьбе за слушателя и частоту FM-радиостанция находит свою нишу и эту нишу отрабатывает. Если это "Европа Плюс", то мы четко слышим, что звучит европоп с бодрыми диджеями, шаг влево, шаг вправо – это потеря слушателя, а значит, и рекламодателя, потому что под него все заточено. Если взять "Русское радио" – исключительно русская поп-музыка и ни в коем случае никаких отклонений ни в сторону рока, ни в сторону, например, бардовской песни. Думаю, в будущем любая радиостанция будет иметь несколько потоков. Заходишь на портал радиостанции, нажимаешь кнопку своего настроения и слушаешь контент, который в данный момент, в данную секунду желаешь. Хочешь лаунж – слушай, хочешь больше рок-энд-ролла – пожалуйста, хочешь классическую, джазовую, блюзовую музыку – нажимай нужную кнопку на одной и той же радиостанции и слушай. Это если радиостанция музыкальная. На разговорных понятно, что будет происходить все немножко по-другому. Например, программы телеканала "Дождь" – несмотря на то, что "Дождь" – телеканал, его пример показательный – нас ждут, пока мы не зайдем на сайт. Мы заходим на сайт и смотрим интересующие нас выпуски. Конечно, мы можем смотреть со всем народом, как говорится, то есть прямую трансляцию, а можем и в любое удобное для нас время: любая программа или выпуски новостей будут висеть в прямом доступе и ждать нас, и даже если мы не успели их посмотреть, мы можем зайти в архив и наверстать упущенное. Таким же образом можно строить, а может быть, уже давно и строят свою работу информационные и разговорные станции: тематический контент будет висеть на сайтах радиостанций. В перспективе мы рассматривали при создании сайта возможность, что человек сможет слушать не только прямую трансляцию нашего продукта, но и переслушать какие-то информационные программы, которые также находятся в свободном доступе в режиме постоянного обновления – как текстовый вариант, так и вариант звуковой. Поэтому, безусловно, мы хотим сделать нормальный сайт, чтобы он был таким же интерактивным, как и звучание радиостанции, чтобы была возможность обновления и подвешивания туда аудиотреков наших программ. Наш системный администратор, который по совместительству еще и моим сыном работает, создал сайт, и теперь я его сверлю, чтобы он его доработал. Сейчас сыну некогда, но летом он пообещал заняться сайтом. Будет здорово, если сайт станет таким, каким мы его изначально задумывали…».

Елена Дюкова

Версия для печати
поделиться